Прятался от богатых однокурсников и ел лепешку — мысли топ-менеджера из КР
Directory A-Z | Помощь Eng   Рус

Прятался от богатых однокурсников и ел лепешку — мысли топ-менеджера из КР

30 октября 2017

Когда-то студент АУЦА из далекого иссык-кульского села накинул на плечи подаренную другом зимнюю куртку и задумался. Как же сложно будет без проездного! Чтобы сэкономить лишний тыйын, придется ходить в университет пешком…


Это сейчас с мнением Тилека Ахматова нельзя не считаться — как-никак один из успешнейших кыргызстанских топ-менеджеров и директор по цифровому развитию Beeline. А когда-то он подрабатывал на стройке и мечтал наесться досыта.

— Расскажите о своем детстве.

— Я родился в семье сельских учителей. Мама и папа познакомились, когда были студентами одного бишкекского университета, — они изучали филологию. На четвертом курсе родители поженились, потом родился я. Получив диплом, папа забрал нас с мамой в свое родное село Оргочор Иссык-Кульской области. Там я провел 14 лет жизни.

 

— Наверное, вы были лучшим в классе?

— Учеба всегда давалась мне легко. Я был круглым отличником, медалистом. Благодаря любви к чтению научился излагать свои мысли, с математикой тоже проблем не возникало. Но в 14 лет я, как и многие подростки, "переключился" на друзей, девушек и развлечения. "Нет сынок, ты способен на большее", — сказала мама и в 1992 году отвезла меня в село Ак-Суу под Караколом, чтобы я сдал экзамены в турецкий лицей. Тогда эти учебные заведения только открылись. Я без проблем прошел все испытания и остался там: ученики лицея в нем и живут. 

 

— Насколько я знаю, обучение в таком лицее стоит недешево.

— Мне повезло — тогда оплата была небольшой. Однако у нынешних учеников и условия гораздо лучше. Мы, например, все четыре года в лицее жили практически впроголодь. В 90-х плохо пришлось всем… Я до 22 лет мечтал просто наесться досыта. Сытный ужин сам по себе был праздником.

Папа остался без работы и начал возделывать землю. Труд земледельца тогда был совершенно невыгодным: ты мог засадить гектар картошкой, полгода горбатиться, продать урожай и на все заработанное купить… один китайский спортивный костюм из синтетики!

В 1993 году лучших учащихся лицея пригласили в Турцию на месяц. Мои любимые родители отдали все, что могли, — 100 сомов. Такое тяжелое было время! Но закалка тех лет очень помогла — больше я трудностей не боялся.

 

— Как вы поступили в вуз?

— Я окончил лицей с золотой медалью, и мне предложили бесплатную учебу в Турции. Но отец сказал: "Пожалуйста, останься, если можешь. Ты у меня единственный сын, не уезжай". Я решил сдать вступительные экзамены в Американский университет в Центральной Азии. Результаты по математике оказались неплохими, а по английскому я вообще стал вторым во всем потоке. У меня всегда было хорошо с языками.

При этом я понимал, что АУЦА мне не светит, — год обучения стоил 1 200 долларов. Моим родителям надо было работать пять лет, чтобы выплатить эту сумму. Но когда я пришел в вуз забирать документы, мне сказали: "Подождите, с вами хотят поговорить". Видимо, напротив моей фамилии стояла какая-то отметка…

Меня привели к заместителю декана. Он первым делом поинтересовался, откуда я такой взялся. Было видно, что я окончил не 13-ю столичную школу, и не 6-ю, и вообще не бишкекчанин… Тогда еще никто не знал, как учат в турецких лицеях. Мне сделали стопроцентную скидку на обучение. 

 

— Скидка — это хорошо, но ведь надо было еще на что-то жить…

— Голодные годы продолжились. Особенно трудно было переживать отсутствие денег в АУЦА: 80 процентов моих сокурсников можно назвать мажорами — это дети министров, депутатов, бизнесменов. Сокурсник мог позвать меня "на пиво" и за вечер выложить сумму, на которую я прожил бы месяц! Самса была для меня слишком роскошным блюдом. Каждый день я покупал лепешку и стакан сладкого чая. Прятался в аудитории, чтобы никто из одногруппников меня не увидел, и обедал.

Зимней куртки у меня не было. Когда настали холода, я ходил в ветровке. Один друг, увидев это, снял с себя пуховик и отдал мне. Отличный был подарок — я носил его четыре года.

Жил я где придется — у родственников, друзей, знакомых. С подработками было сложно: это сейчас в Бишкеке полно ресторанов и магазинов, а тогда во всем городе работало несколько заведений. Я трудился чернорабочим на стройке, был сторожем, летом ездил на поле. В общем, моя жизнь не отличалась от жизни тысяч студентов из регионов, которые учатся в столице.

Большой трагедией стала отмена проездных. В итоге я каждый день пешком топал до университета из пятого микрорайона. 

 

— Легко ли нашли работу по окончании учебы?

— Я отучился по специальности "управление бизнесом", хотя, как выяснилось позже, предпринимательской жилки у меня не было. Первое время меня никто не брал, а потом, сменив пару мест, в 2001 году я попал в молодую и развивающуюся компанию "Бител". Она тогда была монополистом на рынке GSM-услуг.

В нашем молодом коллективе не было авторитетов, никто нас не учил. Ну какие маркетологи могли быть в Кыргызстане в начале нулевых? Тогда вообще никто не понимал, что такое маркетинг. Перед нами ставили задачи, а мы делали все по книгам. Через пять лет, попав в московский офис МТС, я увидел, как дорогие консультанты "продают" все это, словно личные открытия.

Моя карьера продвигалась стремительно. За четыре года я из простого аналитика превратился в менеджера, без пяти минут директора. Получал полторы тысячи долларов.

 

— Почему вы оттуда уволились?

— Это длинная история. Начались споры за "Бител": претензии на компанию заявили сразу два хозсубъекта. Одним из них была российская МТС, которая хотела выйти на рынок Кыргызстана. Но Верховный суд постановил, что МТС не права. Коллектив встретил это решение забастовкой. Я был молод и холост, несмотря на обещание зарплаты в три тысячи долларов, решил поступить по совести. Отказавшись от "шоколадных" условий, как и большинство коллег, написал заявление об увольнении и уехал в Москву.

 

— Там у вас все получилось?

— Нет. Но провал более ценен, чем успех. Провал — это опыт. В Москве мне не нравилась ни работа, ни сам город. В центральном офисе крупного сотового оператора работали несколько тысяч человек, а я был лишь винтиком в этой системе. Друзья, которые переехали вместе со мной, говорили: "Тилек, ты с ума сошел! На твое место мечтают попасть тысячи, тебе так повезло!". Но внутренний комфорт оказался для меня важнее: проработав в компании девять месяцев, я вернулся в Бишкек.

 

— Здесь вас встретили с распростертыми объятьями?

 

— Нет, я работал в трех местах, а денег все равно не хватало. К тому времени уже обзавелся семьей. В 2008 году я получил предложение от казахстанской сотовой компании Kcell. Было непросто, только я знал, что бывает и хуже. Спустя четыре года дослужился до преддиректорской позиции. Однако наш гендиректор никого не назначал топ-менеджером без встряски. Мне предложили место директора в Таджикистане. Я согласился — нечасто можно "найти" вакансию такого уровня в международной корпорации.

 

— Чем работа в Таджикистане отличается от местных реалий?

— Не сказал бы, что есть критические отличия. Разве что в бытовом плане — все-таки таджикистанцы пережили гражданскую войну. Когда я привозил в Бишкек коллег из Душанбе, они удивлялись тому, что у нас первые этажи зданий заняты магазинами, салонами красоты, кафе. В Таджикистане малый и средний бизнес развит гораздо меньше. 

 

— А как вас занесло в Непал?

— Мне трижды предлагали туда поехать. Дважды я отказывался, а в третий раз согласился. Если хочешь добиться успеха, надо выходить из зоны комфорта. У сотового оператора этой страны было 10 миллионов абонентов и 600 миллионов долларов годового дохода — нам такие масштабы даже не снились!

 

Непал отличается от Кыргызстана всем. Географически эта страна меньше, но там живет 27 миллионов человек — в пять раз больше, чем у нас. Причем почти каждый второй не умеет читать и писать. У половины жителей города нет канализации и постоянно отключают свет. Однако непальцы довольны своей жизнью. Я как-то разговорился с парнем-уборщиком… Вот наши люди обычно занимаются такой работой временно, пока не найдут что-нибудь получше. А этот непалец сказал, что планирует убирать офисы всю жизнь. Более того, его сын, когда вырастет, тоже будет заниматься уборкой.

Когда в школе нам рассказывали, что в некоторых странах общество делилось на касты, я воспринимал это как дикость. А тут попал в страну, где касты существуют до сих пор. Не так явно, как 100 лет назад, но все же… Непальцы верят: если в этой жизни ты будешь безгрешен, то в следующей родишься в семье раджи. Их это устраивает.

 

— Почему вы вернулись в Бишкек?

— Я всегда хотел приехать на родину победителем, и вот наконец представилась такая возможность. Гендиректором в Beeline стал мой друг, с которым мы работали раньше, он позвал меня в свою команду. В Непале мне обещали бонусом выплатить половину годовой зарплаты, если я задержусь там еще на 12 месяцев, но я отказался.

 

— Трудно было заново привыкать к Кыргызстану?

— Нет. Через пару недель я вообще забыл, что провел за границей 10 лет. Тут все свое, родное. Вот сейчас я выйду из вашего офиса, пройду пару кварталов по Дзержинке и обязательно встречу знакомого, с кем-то поздороваюсь. Казалось бы, мелочь, но это очень важно. В чужой стране тебя никто не знает…

 

— Что вы посоветуете студентам, которые сейчас ходят пешком, чтобы сэкономить на лепешку?

— Верьте в себя. Все, что происходит сейчас, — это только начало. Пусть у вас нет денег на маршрутку, но вы это переживете, а после скажете "спасибо" своей голодной молодости за такой опыт.



https://ru.sputnik.kg/society/20171029/1036059772/mysli-top-menedzhera-iz-kr-tileka-ahmatova.html

<< вернуться к списку новостей

American University of Central Asia
7/6 Aaly Tokombaev Street
Bishkek, Kyrgyz Republic 720060

Тел.: +996 (312) 915000 + Вн.
Факс: +996 (312) 915 028